+7 916 806-48-52
8 (498) 687-27-77
Уникальное предложение
Главная Статьи Ландшафт для души

Ландшафт для души

Среда, комфортная для жизни

Cвой приусадебный участок площадью 25 соток Александр Седов превратил в живописный пейзажный сад с водоемами, населенными карпами кои и окруженными хвойной зеленью — японскими «уголками созерцания», газонами с элементами европейского парка, зоной отдыха с настоящей рыбалкой и барбекю в стиле «кантри»... Ландшафтная эклектика в одном из лучших проявлений!

Этот участок его нынешний хозяин приобрел 15 лет назад. Тогда Александр Седов еще не имел профессиональных навыков в сфере ландшафтного дизайна, и многие решения по благоустройству участка и сада принимал интуитивно. Лишь потом, получив специализированное образование (в течение двух лет Александр Седов обучался в ландшафтной школе «Цветущая планета» под руководством известного дизайнера и селекционера Елены Константиновой. — Ред.), он улучшил и откорректировал первоначальный вариант оформления зеленой зоны и придал ей тот запоминающийся облик, который она имеет сейчас.

— Жаль, что некоторые важные моменты не были

учтены с самого начала, — рассказывает Александр Седов. — Например, то, что освоение участка должно начинаться с проектирования генплана, согласно которому дом и ландшафт будут находиться в стилистической гармонии и восприниматься на территории как равноценные объекты, дополняющие друг друга, а также с разработки подробного дендроплана — проекта озеленения с наименованиями сортов деревьев, кустарников, цветов. Поскольку все это не было сделано на стартовом этапе, я решил создать ландшафт с большим количеством авторских элементов и обязательным зонированием: зоны разграничены между собой каменными глыбами-скульптурами, живыми изгородями, беседками из лиан, садовым бонсаем и фигурно остриженными деревьями (топиаром).

Функциональное деление участка и в самом деле помогло компенсировать некоторые недостатки ландшафтной планировки.

— Истинная красота пейзажа — не в пышной зелени, а в стилистической и композиционной завершенности каждой его части и наличии множества «видовых точек»: китайские художники сада знали об этом еще тысячелетия назад, — поясняет автор ландшафта.

Как сторонник подобного подхода, Александр поделил участок не просто на функциональные зоны, а на уголки «по интересам»: в одном можно провести время в уединенной беседе, в другом — полюбоваться красивым видом, в третьем — активно отдохнуть всей семьей.

При этом все элементы ландшафта — лужайки, площадки с декоративными насаждениями, водные пространства — строго сбалансированы, и в результате сад не кажется слишком лаконичным или чересчур насыщенным растительностью. Это среда, которая может быть созвучна любому настроению, а значит, комфортная для жизни.

— Друзьям и знакомым, объездившим полмира и повидавшим многое, очень нравится мой сад: многим, по их просьбе, я разметил на участках аналогичные «уголки по интересам» и составил дендропланы, и теперь они самостоятельно рисуют свои ландшафтные картины, — говорит Александр. — У нас стало доброй традицией дарить друг другу редкие растения: приятно смотреть, как твои подарки украшают жизнь друзьям!

Стихия воды

В этом большом саду нет ни одного фонтана, и дизайнер дает логичное объяснение своему решению.

— Фонтаны считаются атрибутом регулярного стиля. Но поскольку мой участок оформлен полностью в пейзажном стиле, стихию воды здесь представляют «спокойные» водоемы — как в дикой природе.

Центральная зона отдыха расположена возле

пруда, окруженного по периметру деревянным патио. Этот достаточно крупный искусственный водоем глубиной 3 м предназначен не для купания — для рыбалки. Зеркальные карпы и красные караси, которые попадаются на удочку хозяину поместья, зимуют здесь же, а в двух небольших и неглубоких боковых заливах пруда летом расцветают нимфеи — прекрасные родственницы кувшинок.

Три другие водоема, имеющиеся на участке, объединены протоками в единую систему и не столь велики по размерам: в них живут золотые рыбки и карпы «кои».

— На участке нет родников: все пруды подпитываются из водопровода и оснащены системой фильтрации, — говорит Александр Седов. — А вот попадание в них дождевой воды (особенно послеливней) крайне нежелательно: «кои» очень чувствительны к изменению химического состава водной среды и могут заболеть, поэтому для нейтрализации вредных элементов приходится использовать биопрепараты. В идеале озерца с китайскими декоративными карпами нужно окружать каменными бордюрами, которые послужат

препятствием для излишков воды, стекающих по участку, а уход за этими капризными рыбами лучше поручить профессионалам. В целом же «кои» доставляют массу положительных эмоций: они чрезвычайно красивы и легко приручаются — берут корм с руки и даже позволяют себя гладить! Но, к сожалению, имеют обычай поедать икру своих соплеменников, поэтому в июне, в период нереста, мы поочередно помещаем «загулявшие» рыбьи пары в самый маленький водоем — нерестилище, который впоследствии служит инкубатором для мальков. А с наступлением холодов (при понижении температуры воды ниже +8 С) перемещаем всех декоративных рыб в крытый бассейн.

Некоторые трудности возникли и при организации прудового ландшафта: всеядные «кои» уничтожают

корневую систему практически всех водных растений. Чтобы этого не происходило, «водный декор» выставлен в береговой и донный грунт в специальных перфорированных контейнерах с готовой почвенной смесью и заложен сверху крупной галькой. Растения хорошо прижились, а их компактное размещение в отдельных емкостях значительно облегчает операцию по чистке прудов.

Хвойная «любовь»

Залог привлекательности любого ландшафта — разнообразие. Трудно поверить, что его можно

достичь, используя преимущественно хвойные растения!

— Действительно, основу моего сада составляют хвойники — их более 70% от всех растений в саду: туи, можжевельники, сосны, ели, лиственницы, пихты, кипарисы и кипарисовики — и это далеко не полный перечень, — говорит Александр Седов. — Такой выбор обусловлен тем, что хвойные растения довольно неприхотливы к условиям выращивания и зимовки (что немаловажно для нашей зоны «рискованного земледелия») и весьма разнообразны по размеру, форме кроны и цвету хвои. При этом я делал акцент на ассортименте одного вида: каждое дерево или кустарник, в том

числе лиственный, представлены в саду не менее чем пятью сортами: например, рододендронов — около 10 разновидностей, ив — 15 сортов, а можжевельников и туй — далеко за 30! Если использовать только районированные сорта, то есть специально выведенные для нашей третьей климатической зоны, можно получить здоровый и насыщенный по цвету хвойный сад (кстати, по сравнению с лиственным, в нем намного меньше комаров!).

Отдельные деревья и кустарники художник сада превратил с помощью топиара в причудливые

зеленые статуи. Фигурная стрижка растений сама по себе творческое и увлекательное занятие, а ее результат позволяет украсить ландшафт разнообразными геометрическими формами — от шара до спирали, создать видовые точки и уйти от плоскостного восприятия панорам. По словам Александра, топиару прекрасно поддаются не только хвойники, но и лиственные растения нашей полосы — липа мелколистная, ива ломкая, вяз мелколистный, черемуха, клен приречный, даже береза, яблоня и смородина! Шедевром коллекции топиаров, безусловно, стал кустарник, оформленный в японском стиле — в виде пагоды. Чтобы сформировать его ярусы, автор использовал ствол одного вида можжевельника, а в узлах привил ветки другой, медленно растущей разновидности. Рядом с «зеленой пагодой» возведена скульптура из камней — фантазия на тему солнечных часов,
по которым определяли время древние японцы. Кстати, на участке есть и другой «японский уголок» — сад камней с карликовыми сортами хвойников.

Другая интересная особенность сада Александра Седова — минимальное количество однолетних цветущих растений (в основном используются цветущие кустарники — азалии, вегелы и другие, а также многолетники, цветущие с мая по октябрь).

— Я предпочитаю вариант «сада для лентяев», о котором рассказывает в одной из своих книг знаменитый на весь мир англичанин,

«ландшафтный» доктор Д.Г. Хесайон, — шутит Александр — Действительно, для создания красивой клумбы или миксбордера обязательно нужны однолетники — пышные и яркие, но они требуют серьезного и постоянного ухода. Поэтому я ограничился пристенными клумбами с настурцией и петунией вокруг цоколя дома (цветы размещаются прямо в каменной завалинке с грунтом), а на участке цветовые пятна создают несколько отдельно стоящих горшков с теми же цветами, а также вкраплениями в ландшафт лилейника и барбарисов разных цветов. Стационарная клумба только одна — розарий. Он «оживает» с самой ранней весны: когда с клумбы снимается защитный покров из елового лапника, в розарии расцветают крокусы, тюльпаны и императорские рябчики (фритиллярии), а с середины июня им на смену приходят королевы цветов — розы.

Одним из самых эффектных украшений ландшафта служат лианы. Над садовой скамьей в проходной зоне свита настоящая беседка из пяти сортов каприфоли, зацветающей в разное время с мая по сентябрь, так что сад наполнен ее ароматом весь теплый сезон. Под прозрачным навесом обеденной зоны у барбекю разросся плодоносящий виноград, а южная стена дома и сетка корта сплошь увита девичьим виноградом: осенью его листва окрашивается в красивейший багряный оттенок.

— Ширмы и арки из лиан замечательны не только летом, но и зимой, когда обнажается их «завитой» каркас, — говорит дизайнер. — Кстати, то же касается и топиаров: стриженые деревья и садовый бонсай, занесенные снегом, выглядят очень фактурно — настоящие зимние скульптуры. Для меня это немаловажно — ведь настоящий сад должен быть красив во все времена года.

Комментарий дизайнера

Александр Седов,

директор строительно-ландшафтного центра «Сады Дали»

— В вашем саду соседствуют японо-китайские «уголки по интересам» и пруд в английском стиле, садовый бонсай и топиар — элемент регулярного ландшафта. Чем обсловлена такая эклектика?

— В девяностых годах прошлого века, когда я только начинал заниматься ландшафтным дизайном и еще не знал основных «классовых» различий садовых стилей, свой стиль я называл: «Все, что есть в родном колхозе»! Ну а если серьезно, то современный ландшафтный дизайн — это умелое и искусное нарушение установленных канонов. Эту фразу я услышал от известного искусствоведа парковой архитектуры, доцента МГУ им М.В. Ломоносова Софьи Веселовой, когда показал ей свои работы. Высказывание Софьи Сергеевны стало для меня серьезной идеологической поддержкой, и, с ее разрешения, я сделал эту фразу девизом своей компании «Сады Дали».

— А почему именно «Сады Дали»? Ведь в личных владениях Сальвадора Дали их никогда не было — ни в его имении в Фигейросе, ни в замке Галлы…

— Зато элементы сада присутствуют на его картинах — стилизованные деревья, камни, вода, даже насекомые: мастерски сочетая все это, он создавал великолепные образы своих современников. Вспомните портрет тореадора из мух, севших на стену, — шедевр, будоражащий воображение! Я, конечно, не собираюсь садиться на одну скамейку с классиком, но общая идея понятна: «Сады Дали» — это сады, где возможно все!

— Как вы оцениваете современное состояние российского ландшафтного искусства?

— Побывав на выездных семинарах в Китае, я вернулся оттуда с тяжелым чувством — настолько состояние садово-парковых территорий в России отличается от того, что я видел за рубежом. В Китае любовь к природе — искусство, которому более 4 тысяч лет, это целая религия, к которой приобщают детей с раннего возраста. Что легко объяснимо: после победы китайской революции в 1949 году, в тяжелое для страны время, одним из первых декретов нового правительства был декрет о восстановлении разрушенного народного достояния — классических китайских садов, как императорских, так и садов чиновников. Итог — прекрасные городские улицы, парки и дворики, украшающие сегодня Пекин, Шанхай, провинцию Су-Джоу. Причем, все ландшафтные композиции выполнены в традиционном китайском стиле: в сравнении с ними русского стиля просто не существует, он никак не представлен на наших улицах! Между тем, у нашей ландшафтной архитектуры славное прошлое. Три года назад во время одной из заграничных поездок я приобрел каталог «1001 сад, который надо увидеть», настоящий фолиант из 960 страниц и весом около 10 килограммов (сейчас он появился в продаже и в русском переводе), и из него с удивлением узнал, что самый большой в мире парк находится в России! Это Гатчина: его площадь составляет 700 га, но описание парка в каталоге занимает всего четверть страницы и сопровождается одной маленькой фотографией полуразрушенного моста через пруд. Я был сильно удивлен: неужели в Гатчине больше нечего сфотографировать на семистах гектарах?! Неужели все, кроме садов Петергофа, у нас утрачено?! Но в наших силах все изменить. Например, в учебниках природоведения можно публиковать фотографии красивейших мировых садов, чтобы наши дети видели, какая в мире существует красота, и узнали, что не менее красивым можно сделать и свой город, и свой приусадебный участок — нужно лишь захотеть и чуть-чуть постараться.

— Над чем вы сейчас работаете?

— Пытаюсь адаптировать и «русифицировать» стиль «кантри» — как в ландшафтном дизайне, так и в архитектуре малых форм. Надеюсь, что некоторые промежуточные наработки удастся показать в следующем номере журнала «Умный дом. Сделано в Нижнем» для обсуждения с читателями.


текст Людмила Вавилова
фото Александр Седов